Bungou Stray Dogs, обзор 21-й серии

Общий пост

Сезон 1: [1][2][3][4][5][6][7][8][9][10-11][12]

Тёмная эра: [13][14][15][16]

Сезон 2: [17][18][19-20][21][22][23-24]

Сериал подобрался к ещё одной кульминации — в отличие от 16-й серии, промежуточной. Но чем, если не кульминацией, считать драку с Ктулху?

А начинается всё мирно: Фукудзава пытается приманить бродячего кота. Безуспешно. Иронично, но в Bungou Stray Dogs собаки появляются разве что иносказательно. Некоторые персонажи их и вовсе ненавидят, а некоторые, как раз как Фукудзава, любят кошек.

Переговоры с Мафией сразу пошли тяжело. Мори первым делом вывалил все познания в теории игр (помните Шеллинга в названии 18-й серии?). В сущности, его мотивация мало чем отличается от мотивации обычного крупного антагониста: не хотим заключать с вами перемирие, а то вдруг обманите. Разница в том, что не каждый раз это проговаривают явно, а тут понадобилось подчеркнуть, что Мори хоть и злодей, но злодей рациональный, не стремящийся уничтожить всех без разбора (хотя вот с Q промашка вышла).

В диалоге есть намёк, что главы организаций друг друга давно знают, причём настоящий Мори Огай действительно был в том числе военным врачом, а Юкити Фукудзава происходил хоть из обедневшей, но всё-таки самурайской семьи.

Кстати, тайная встреча проходит по дороге к музею современной литературы префектуры Канагава. Это всё ещё Йокогама, хотя уже и не самый центр.

Отдельное внимание на Дадзая. Он с самого начала не рад переговорам с Мафией, потому что меньше всего хочет иметь дело с Мори. Как можно видеть, у них даже взгляд на развязку 16-й серии различается. Однако теперь совсем очевидно, от кого Дадзай подцепил замашки манипулятора и стратега. Только Мори сразу мыслит глобально и плетёт интриги, а Дадзай в основном реагирует на текущие события и строит краткосрочные планы потому что он стащил со студии сценарий. В основном.

Неизвестно, как именно Агенство собиралось вызволять Q, но появление Накахары внесло заметные коррективы. Дадзай ему не рад, это ещё по первому сезону было заметно, насколько «тёплые» чувства они питают друг к другу. Подобно тому как в сюжете заставили Акутагаву искать признания Дадзая, хотя в исторически всё было наоборот, так и у этих двоих взаимодействие развернулось на 180 градусов. В реальности немногие встречи Дадзая с подвыпившим Накахарой заканчивались для первого большим душевным потрясением, а то и дракой.

И тем не менее в аниме персонажи прекрасно друг друга дополняют: один выключает чужие сверхспособности, другой просто раскидывает всех грубой силой. Всё элементарно.

Кстати, этот союз — один из спойлеров опенинга. И там ещё кое-какие остались!

У этого дуэта даже есть особое название, которое легко пропустить с неточными субтитрами: собственно, Double Black, вынесенное в заголовок серии. В японском, однако, всё выглядит ещё интереснее. 双黒, в котором опущена кана (название записывается как 双つの黒, футацу-но куро) ,— полностью искусственное слово, составленное из иероглифов «пара» и «чёрный»/«тёмный», но при этом его произносят как сококу — «вражда». Это всё, что нужно понимать про эту парочку.

Казалось бы, единственная проблема: не убить ли Q на месте, пока есть возможность. Но у Дадзая свои соображения. Если уж выбирать из двух зол: повысить шансы на собственную безопасность или гарантировать, чтобы против его новых товарищей больше не применили неуправляемое оружие, то свою выживаемость он, конечно, поставит выше.

Насколько легко справились со всеми вначале и вывели Стейнбека из игры, настолько неожиданными оказались проблемы с Лавкрафтом. Во-первых, он не пострадал даже от прямого попадания огромного валуна. Во-вторых, на него обнуляющая способность не действует. В-третьих, он, похоже, Ктулху. Правда, боевая парочка Лавкрафта не читала и не в курсе, с чем имеет дело, поэтому быстро приходит к выводу, что придётся действовать грубой силой.

И стоит заметить, что Накахара может сколько угодно орать, как однажды прибьёт Дадзая, но в боевой обстановке приоритеты сильно меняются.

Вот тут-то начинается парад литературных отсылок.

Для начала, названия стратегий взяты из творчества писателей. То, что предлагает Накахара, — цитаты из его поэм (дождь за окном упоминается в 六月の雨, цветы и ложь — в 辛いこつた辛いこつた!). Но Дадзай настаивает на тактике «Стыд и жабы». «Стыд» — одноимённый рассказ писателя, к тому же тема стыда сильна в его главном романе «Исповедь неполноценного человека». Оттуда же и цитата про жабу:

Жаба.
Это ведь я. Неважно, простит меня общество, или не простит. Неважно, погребет оно меня, или нет. Важно, что я мерзостнее собаки и кошки. Я — жаба. Ползучая тварь.

Вся вторая половина серии посвящена представлению под названием «Разносим Ктулху гравитацией». Сверхспособность Накахары названа по стихотворению «Смутная печаль». Как уже показали, штука весьма полезная: можно на расстоянии вламывать врагов в землю, ходить по потолку, кидать громадными камнями. И здесь это всё та же «Печаль», только разогнанная на полную мощность. А снимаются предохранители цитатой, только из другой поэмы Тюи Накахары — 羊の歌 (Sheep Song).

А теперь следите за руками. Название тактики и состояния, в которое впадает Накахара после снятия ограничений, здесь названо 汚濁 (в русском фан-переводе приживается вариант «порча», в английском — corruption). Это слово как раз из той самой фразы, которую он произносит, когда снимает перчатки. Строчка на японском выглядит так:

汝陰鬱なる汚濁をぢよくの許容よ
更あらためてわれを目覚ますことなかれ!

Соответствующий фрагмент в английском переводе:

O, grantors of dark disgrace,
do not wake me again!

Официального русского перевода этого стихотворения нет, в фанатском строчка звучит так:

О, дарители темной немилости,
не тревожьте меня снова.

Иными словами, название появилось неспроста. При этом оно привязано и к названию основной способности — れっちまった悲しみに. Иероглиф  используется в разных значениях (в первом случае это часть существительного, в другом — глагола), но что он входит в логическую цепочку, которая связывает базовую сверхспособность и тактику, построенную на её усиленном варианте, вполне очевидно.

А вот почему способность завязана на управление гравитацией, так и неизвестно. Возможно, она появилась чисто из образа персонажа: «тот, кто полагается на грубую силу» и не имеет прямых связей с литературой. Поэтому пока авторы не укажут явно, вопрос остаётся открытым. Так же как и тот, каким образом они вообще обнаружили, что истинная способность неуправляема и почему в тот раз рядом так удачно оказался Дадзай.

Традиционно позаимствовано у sakugabooru

Давайте просто отдадим должное неизвестным аниматорам, которые прекрасно нарисовали снятие перчаток.

Интересно, что после весьма напряжённых серий здесь хоть и не дают передышки, но юмора добавляют изрядно. В общем-то так всегда происходит, если в кадре появляется Дадзай, а тут у него половина экранного времени. А если вам кажется, что битва всё-таки вышла слишком простой, то посмотрите на неё с точки зрения Накахары, которому пришлось использовать опасную сверхспособность, надеясь, что Дадзай сдержит слово и придёт на помощь.

Как уже успели пошутить: Тюя выбыл до конца сезона по причине банальной простуды.

Интересно, что в манге Дадзай не складывал заботливо одежду, а просто бросил Накахару в лесу. Однако в черновиках эта деталь была! Это случайное совпадение с удивлением отметил художник, добавив также, чо аниматоры вряд ли знали о старых набросках.

[spoiler title=»И самый главный спойлер»]Конечно же, Лавкрафт выжил. Это же Ктулху.[/spoiler]

В следующей серии оказывается, что ещё не поздно ввести нового персонажа.