Демон внутри — А снаружи бутылка

«Демон внутри» — тот случай, когда даже замечательные актёры не в состоянии спасти ситуацию. Впервые показанный на кинофестивале в Торонто, второй полнометражный фильм режиссёра «Охотников на троллей», отличного и мастерски сделанного малобюджетного мокьюментари, был тепло встречен критикой. И это странно: по хоррорной части у Андре Овредала всё прекрасно – но лишь ровно до момента, пока создатели не начинают рассказывать, из-за чего же именно нам должно быть так страшно. То ли критика на Западе оказалась слишком впечатлительной, то ли я слишком взыскательный в плане качества «страшных фильмов»… Давайте разбираться, какие проблемы мучают «Демона внутри».

Остин (Эмиль Хирш) и Томми (Брайан Кокс) – сын и отец, работающие патологоанатомами в подвале, оборудованном под морг прямо у себя на дому. Совсем недавно в их семье случилась беда, которую они достаточно тяжело переживают, удерживая всю печаль внутри и не показывая вида. И вот однажды, под конец рабочего дня, к ним в срочном порядке доставляют труп безымянной девушки, найденной в доме среди останков проживавшей там семьи. Окрестив покойницу Джейн Доу, отец и сын начинают вскрывать тело, пытаясь установить причину смерти, в результате чего выпускают наружу потусторонние силы, таящиеся в теле девушки.

В одном из интервью Брайан Кокс заметил, что ему очень понравился сценарий этого фильма. Быть может, в нём разыгралась ностальгия – за 30 лет до этого он впервые в истории воплотил на экране образ Ганнибала Лектера, персонажа, известного пристрастием к человечинке, в фильме «Охотник на людей». И вот теперь он опять разделывает мертвецов, но уже с совершенно другими целями. Иначе никак не выходит объяснить тот факт, что один из самых уважаемых актёров Британии согласился сниматься в этом проходном ужастике, разглядев в нём что-то особенное.

Семейная драма, помещённая в оболочку традиционного хоррора, как утверждают некоторые западные критики? Мол, на самом-то деле демон «внутри» главных героев, а вся эта сверхъестественная шелуха со вскрытием женского тела – метафора на то, как из человека прорывается вся его боль, что он скрывает годами под маской невозмутимости. Ну если даже и так, то такие метафоры – словно удар вилами по воде. Потому что история, в которой имеется некая идея, преподнесённая «не в лоб», должна в итоге содержать в себе некий конечный вывод. «Демон внутри» же отлично начинает, но в итоге заканчивает за упокой.

Первая половина фильма – вполне будоражащий умы ужастик, вдобавок ко всему помещённый в совершенно шикарные декорации: семейный морг с прилегающими помещениями, в котором герои впоследствии оказываются заперты. Вдобавок, в качестве макгаффина используется тело мёртвой девушки, которое таит в себе множество секретов, открывающихся героям по мере протекания сеанса аутопсии. То цветок дурмана обнаружат в лёгких, то муха из ноздри вылезет, то зловещие символы с обратной стороны кожи проявятся… А потом ещё и обнаруживается, что таинственное нечто, притаившееся во внутренностях девушки, вроде как не торопится убивать героев, но и отпускать их живыми тоже явно не намерено. Умирает домашняя кошка, гаснет свет, из темноты материализуется страшная хрень, медленно приближающаяся к героям…

Короче говоря, в первые 40 минут фильма «Демон внутри» держит такой мёртвой хваткой, что оторваться просто невозможно, настолько любопытно наблюдать за злоключениями главных героев, вдобавок мастерски разыгранных отличными актёрами. Но, как известно, в хорошем ужастике должны быть либо эффектный конец, дающий зрителю пищу для вольных интерпретаций (посмотрите свежий великолепный хоррор «В тени»), либо не менее эффектное обоснование происходящего на экране на протяжении всего фильма (недавний южнокорейский «Вопль»). Что же в таком случае делает «Демон внутри»?

Он предлагает концовку, связывающую все ниточки воедино буквально одним нелепым предложением, которое становится внезапным как раз ввиду того, что совершенно не ожидаешь такого глупого и неинтересного раскрытия интриги. Семейная драма превращается в фарс, хоррор в трэш, а всё напряжение сменяется раздражением и недоумением, но никак не восторгом от мастерски рассказанной страшной истории. Такое ощущение, что ровно до определённого момента сценаристы фильма с радостью школьника пихали всевозможные впечатляющие страшилки, не думая о том, как они позже всё объяснят, а как только момент настал, брякнули то, что первым в голову пришло. Ничего, кроме разочарования, это не приносит. Первую половину фильма можно было бы выпускать в виде короткометражки, а вторую следовало бы ампутировать – и тогда у фильма была бы куда более высокая оценка.