Авторы комиксов бойкотируют крупнейшую европейскую премию

Обновление от 27/01/2015: Гран-при Ангулема был торжественно вручён бельгийскому художнику Эрманну.

Обновление от 20/01/2015: Под напором общественности фестиваль решил провести свободное переголосование. Прежний список, составленный оргкомитетом и жюри, был аннулирован; каждый, связанный с комикс-индустрией во Франции отныне мог предложить до трёх кандидатур на соискание Гран-При. Полученный по итогам голосования лонглист не показали, но обнародовали имена трёх авторов, прошедших во второй тур: Эрманн, Алан Мур и Клэр Вендлинг. Последней не было в изначальном списке тридцати, так что кампанию по привлечению внимания гендерному разнообразию можно считать успешной.

Если Алан Мур хорошо знаком любителям комиксов во всём мире, то два других претендента на Гран-При нуждаются в представлении.

hermann-huppen

Эрманн — классический художник франко-бельгийской школы с детализированным реалистичным рисунком. Из созданных им за 40 лет серий наиболее известны одни из ранних — Bernard Prince и Jeremiah, по которому в 2002 был снят одноимённый американско-канадский телесериал.

claire-wendling

Клэр Вендлинг, несмотря на фамилию, уроженка Франции, в юности — частый призёр менее важных наград Ангулема. Больше иллюстратор, нежели художник комиксов, однако французские критики её истории ценят не меньше отдельных рисунков. Наиболее известна шеститомная серия Les Lumières de l’Amalou с её графикой.

Alan-Moore

При таком шортлисте может показаться очевидным, что Алан Мур наконец получит абсолютно заслуженный Гран-При Ангулема, однако история помнит совсем недавние случаи, когда преимущественно франкофонное жюри склонялось к более родному автору. Однако, то было до смены системы голосования.

Итоги второго тура голосования будут подведены 27 января 2016.

 

Ранее: Французский фестиваль комиксов в Ангулеме — главное комикс-мероприятие Старого света — оказался втянут в скандал, который вполне можно считать международным. Причина — в списке из 30 номинантов на Гран-При не оказалось ни одной женщины. Первыми на проблему обратили внимание на сайте bdegalite.org, выступающем за равное отношение к авторам независимо от пола. Они же напомнили, что за 42 года существования премии, женщине её присуждали всего раз (и один раз — почётный приз в честь десятилетия фестиваля, который, однако, не отнимает право выдвижения на Гран-При). Сайт призвал к бойкоту и разослал письма к номинированным авторам. И те поддержали. В настоящий момент уже треть номинантов сняла свои кандидатуры из списка.

Сомнениям значимость Гран-При Ангулема подвергают не первый год: почему мало молодёжи, иностранцев? Они могут быть номинированы, премию вручают не за какое-то определённое издание прошедшего года, а за общие заслуги автору, активному на момент голосования, не обязательно французского происхождения. Однако статистика подтверждает, что Гран-При тяготеет к давно зарекомендовавшим себя авторам (возраст порядка 50 лет и старше), преимущественно французам. С иностранцами проблема, возможно, решилась введением замороченной системы голосования: в 2014 и 2015 награду получили Билл Уоттерсон (США) и Кацухиро Отомо (Япония). Выбор 30 кандидатов выглядит так: фестиваль предлагает 20 человек, ещё 10 добавляет жюри, состоящее из предыдущих призёров. После этого авторы, издававшиеся во Франции, голосованием сокращают список до трёх человек. Победителя из троих определяет второй раунд, в котором голоса авторов и жюри считаются как 50/50.

satrapi
Маржан Сатрапи

Лонглист номинантов не меняется радикально, если не считать расширения с 16 до 30 человек после 2013 года. Несколько имён уходит, несколько приходит. Последние годы мужскую компанию номинантов разбавляли британка Поси Симмондс, иллюстратор детских книг и автор комиксов Gemma Bovery, Tamara Drewe, а также иранка Маржан Сатрапи, нарисовавшая в начале нулевых автобиографический «Персеполис». На Гран-При 2016 Маржан не номинировали, якобы из-за того что она закончила с комиксами. В то же время это не помешало Биллу Уоттерсону попасть в список номинантов и даже выиграть, хотя новый стрип, первый за 19 лет после завершения «Кальвина и Хоббса», он опубликовал уже после получения приза.

Трудно сказать, спровоцировало ли отсутствие хотя бы Маржан Сатрапи призывы к бойкоту, но оно определённо сыграло не последнюю роль. Недопредставленность женщин-классиков также легко можно было бы устранить за счёт японских мангак, если уж европейские и американские авторы кажутся фестивалю не настолько значимыми. Кэйко Такэмия и Мото Хагио фактически задали направление манги для девушек, а Румико Такахаси — абсолютный лидер по продажам среди женщин-авторов комиксов не только в Японии, но и вообще в мире. Тем не менее, не вспомнили даже о них.

sattouf
Риад Саттуф

К 7 января сняли свои кандидатуры уже 10 номинантов. Катализатором послужило обращение Риада Саттуфа:

Привет!
Я узнал, что в этом году меня номинировали на Гран-При Ангулема. Однако выяснилось, что список номинантов состоит только из мужчин. И мне это не по душе, ведь существует множество женщин, заслуживающих оказаться в нём.
Я предпочёл бы уступить своё место, к примеру, Румико Такахаси, Жюли Дусе, Анук Рикар, Маржан Сатрапи, Катрин Мёрис (я так выпишу вообще всех, кто мне нравится!)…
Прошу снять мою кандидатуру и надеюсь, что однажды равенство будет достигнуто. Спасибо!
Увидимся в Ангулеме!

sfar
Жоанн Сфар

Жоанн Сфар отписывался короткими записями в Facebook, но затем разразился пространной колонкой во французском Huffington Post.

Вчера я узнал, что Риад Саттуф дистанциировался от сугубо мужской премии. Спасибо, Риад, благодаря тебе я вспомнил, что Гран-При Ангулема существует. Печально, что о нём говорят только по случаю скандалов.

Разумеется, как Риад и прочие авторы, я прошу убрать своё имя из этого морально устаревшего списка номинантов.

Я в ярости, когда нас называют «политкорректными». Лично я о равенстве никогда не просил. Из-за него женщины, будь они номинированы, оказались бы в неловком положении: о них бы говорили, что они не заслужили своё место там и попали «по квотам». Я просто не хочу участвовать в церемонии, оторванной от текущей реальности мира-комиксов. 30 имён и ни одного женского — это пощёчина всем, кто посвятил свою жизнь созданию комиксов.

manara
Мило Манара

И вы понимаете, что дело принимает серьёзный оборот, когда на сторону бойкотирующих встаёт такой классик эротического (да что там, порнографического) комикса как Манара:

Учитывая, какую важную роль женщины играют в моём творчестве и моей жизни, а также факт, что я всегда старался в своих работах отдавать им должное как субъекту, а не объекту, я хотел бы сняться с Гран-При Ангулема. В этой столь важной для нашей профессии награде забыли упомянуть хотя бы одно женское имя.

Список из 30 мужчин подпитывает худший стереотип, что комиксы изначально неженское дело. Но оказывается, женщины создают и читают всё больше и больше комиксов. Я сожалею, что фестиваль проигнорировал этот неоспоримый факт, и поэтому также прошу снять свою кандидатуру.

Чарльз Бёрнс
Чарльз Бёрнс

К бойкоту подключились американские авторы, в основном передав обращения через своих издателей.

Хотя мне льстит оказаться в списке номинантов, я понимаю причины, побудившие мистера Саттуфа к бойкоту, и также прошу снять мою кандидатуру.

Поддерживаю бойкот Ангулема и снимаю свою кандидатуру из списка номинантов на бессмысленную «славу». Какое позорище, настоящий крах.

Чарльз Бёрнс написал нам, что не желает состоять в списке номинантов, в котором не оказалось ни одной женщины.

bendis

Брайан Бендис присоединился десятым и пока последним.

Я не отозвал своё имя немедленно, потому что понятия не имел, кто заправляет Ангулемом. Я не знал, кто составлял список, с какой задачей, был это просто недосмотр, чья-то ошибка? У меня нет желания ввязываться в драку только потому, что кто-то туда уже полез…

Я также подумал, что будучи самым молодым среди номинантов и с минимальным шансом на победу, не добьюсь никакого эффекта самоустранением. И если я снимусь, значит, они будут обязаны номинировать женщину? А она захочет такой славы? Не уверен, что вспомню кого-нибудь, кто бы на такое согласился.

Потом я решил, что если все сбегут, значит, я побеждаю по умолчанию, забираюсь на сцену и зачитываю свой список из 30 авторов, все женщины, которых сам бы выбрал, не задумываясь.

Ложась спать, я вспомнил о своих дочерях. О том, что они до сих пор должны бороться за свои права, отбиваться от парней, видящих в них объект вместо личности, и о том, насколько безумным мне всё это кажется.

Поэтому я присоединяюсь к собратьям по перу и снимаюсь с Гран-При Ангулема. Я надеюсь, что люди, ответственные за премию, исправят это безобразие. Я благодарен им за почести и буду рад их принять, но только когда слава будет доступна для всех авторов со всего мира.

Не высказались открыто, но также отозвали кандидатуры Кристоф Блен (Gus) и Пьер Кристен (Valérian et Laureline в соавторстве с Жан-Клодом Мезьером).

Организатор фестиваля Франк Бонду в комментариях Le Monde и Télérama попытался объяснить особенности составления списка. По его словам, Гран-При присуждают сложившимся авторам за все жизненные достижения, а исторически так сложилось, что женщин в комикс-индустрии немного. «Это реальность. Если вы зайдёте в Лувр, то тоже увидите немного картин, написанных женской рукой».

Тем не менее, фестиваль заявил, что список номинантов будет дополнен именами создательниц комиксов без ущерба для уже перечисленных кандидатов. Однако это решение грозит именно теми последствиями, о которых говорили Жоанн Сфар и Брайан Бендис, поэтому одобрения тоже не встретило. Похоже, в сложившейся ситуации логичнее всего было бы отказаться от присуждения Гран-При вообще, но на настолько радикальный шаг ангулемский фестиваль ещё ни разу за свою историю не решался.