Экстаз — Неповторимые моменты и вынужденная возня

Гаспар Ноэ — большой интриган и любитель бросить зрителю экстравагантную затравку в самом начале фильма. Он презирает формальное повествование и его истории зачастую разворачиваются далеко не со своего логического начала. Причина заключается в том, что режиссер не ставит задачей показать полнноценный ход истории, его целью является эмоциональное вовлечение наблюдателя. Ноэ создает картины-переживания: он погружает зрителя в уникальный и донельзя правдоподобный авторский мир и позволяет пережить особый чувственный экспириенс. К слову, этот опыт нельзя назвать приятным. Для многих он является травмирующим, и сделал Гаспара одним из самых критикуемых режиссеров нашего времени.

Свою удивительную способность переносить зрителя в дискомфортную реальность, в очередной раз он продемонстрировал в Канне со своим новым фильмом «Climax» (в локализованном варианте «Экстаз»), который получил премию Международной конфедерации художественного кино. Знакомство с героями начинается довольно формально, с просмотра кастинговой видеозаписи по отбору танцоров, на которой каждый из них рассказывает немного о себе и отвечает на ряд немного странных вопросов. Сразу после, мы видим единственный постановочный танцевальный номер в фильме, который предваряет начало вечеринки и, завораживая, забирает зрителя в экспериментальную реальность Ноэ. После того, как собравшиеся приступят к еде и алкоголю, мы узнаем, что в сангрию кто-то подмешал большую дозу наркотического вещества и теперь совершенно непонятно, как для каждого из героев закончится эта ночь.

Гипнотическое переплетение ритмичной музыки с коллективными танцами вводит наблюдающего в тот самый экстаз — исступленно-восторженный аффект, сопровождающийся пребыванием вне себя. Поразительное ощущение присутствия создают длинные дубли, где камера перемещается следом то за одним героем, то за другим, и зритель, будто воочию, наблюдает за развитием событий. Как сопричастный к происходящему, сидящий перед экраном, будто заперт вместе с коллективом в пределах небольшого пространства, подслушивая разговоры танцоров и смеясь вместе с ними.

Но положительные эмоции продлятся недолго, ведь каждый фильм Гаспара это своеобразная хаотическая катастрофа, в которой не случайные события приводят к непредвиденным последствиям. Иногда режиссер вступает в непосредственный диалог, констатируя свои мысли монолитом из текста. Если объединить их в единое целое, то Ноэ сообщает нам, что жизнь и смерть — уникальный опыт, а то, что происходит посередине — коллективная невозможность и мимолетная иллюзия.

Остается добавить, что сам просмотр «Экстаза» — тот же невероятный опыт, трип, который зритель разделит с каждым из героев по отдельности и одновременно со всеми ними сразу. Не менее особенным является подход режиссера к созданию фильма: сценарий к нему родился на свет за несколько часов до самих съемок, изначально основой идеи Ноэ было снять кино о наркотиках и танцах. На её базисе он отобрал танцоров и создал некую повествовательную канву, в рамках которой непрофессиональные (по большей части) актеры импровизируют. Это ощущается, особенно в сравнении с его предыдущим фильмом «Любовь», который был заметно более продуманным, цельным и выстраданным. Гаспар снимает кино о человеческих страстях, и, безусловно, отсутствие четкого логического фундамента в фильме о наркотиках лишь подчеркивает некую бесцельность, непредсказуемость и спонтанность, присущие их употреблению. Но если заглянуть еще глубже, становится очевидно, что все увиденное — экзистенциальная рефлексия Ноэ, в которой он доходчиво объясняет зрителям, что то, как каждый из нас появляется на свет или уходит из этого мира — совершенно неповторимые моменты, а где-то между ними происходит вынужденная, но недолговременная возня.

Хорошо описывает этот неподконтрольный хаос, в котором мы развлекаем себя как можем, цитата Евгения Алехина, солиста группы «Макулатура»: «Мы все стоим в очереди на расстрел: кто-то стонет, кто-то кайфует от движа. Я выхожу топтать новый город, мои мечты текут через привокзальную жижу. Кофе из автомата, овощная шаверма, светает, мы все, как в духовке горим: стонем в алкогольных отходняках, корчимся под молодежные поп-хиты». Вот как-то также, истерически пританцовывая, герои фильма, а в некотором роде и все люди, пытаются занять себя между «всем известным прыжком», в то время как существование во вселенной, основанной на положениях теории относительности, неизбежно вносит свои коррективы в происходящую с ними историю.


Мы обитаем в Яндекс.Дзене, попробуй. Есть канал в Telegram. Подпишись, нам будет приятно, а тебе удобно 👍 Meow!