Queens of the Stone Age — Villains. Американские королевы зажгли танцпол

В следующем году исполняется 20 лет первому альбому рок-группы Queens Of The Stone Age. В состав группы входит Трой Ван Левен, участник Eagles of Death Metal, а в одно время входили Дэвид Грол, экс-барабанщик Нирваны и основатель Foo Fighters, и легенда рока Марк Ленеган, работавший с Куртом Кобейном и Слэшем. Так, Джош Хомм, создатель QOTSA, превратил «королев западного полушария» в одну из наиболее видных рок-групп наравне с Foo Fighters и Nine Inch Nails. Все предыдущие семь альбомов коллектива получили высокие оценки критиков, а …Like Clockwork в 2013 был номинирован на Грэмми и занял первое место в списке Billboard Hot 200.

Для создания своей восьмой пластинки Хомм, будучи авантюристом и любителем экспериментов, пригласил Марка Ронсона, продюсера, подарившего миру Uptown Funk Бруно Марса и Hurt Кристины Агилеры, Back To Black Ами Уайнхауз и Million Reasons Леди Гаги. Список работ Ронсона огромен, и среди них можно найти композиции разных жанров, однако с хард-рок-группами продюсер никогда не работал и, очевидно, решив разнообразить своё резюме, взялся за Villains. При этом в качестве лейбла Хомм выбрал независимую Нью-Йоркскую инди-компанию Matador, сотрудничавшую именно с рок-исполнителями, например, группы Times New Viking или Fucked Up.

Основной идеей Хомма с самого начала было сменить звучание, что, по его мнению, спасло бы группу от если не полного провала, то, по крайней мере, крупной неудачи. Исполнитель решил, что «если выпускаешь успешные диски, а в следующих не эволюционируешь в звучании, то превращаешься в пародию на самого себя» и существенные изменения, действительно, были произведены. Во-первых, изменился темп всех композиций, мелодии стали более ускоренными. Во-вторых, треки звучат более фанково, почти нет слишком долгих и тяжелых гитарных партий, ритмический рисунок стал более разнообразным.

Кажется, что Хомм и компания хотят звучать моложе и походить на популярных «бэдбоев», вроде Бруно Марса или The Weeknd. Получается ли это у них? Уже первый трек Feet Don’t Fail Me показывает общее направление альбома — танцевальное и слишком лёгкое, чтобы назвать Villains хард-рок пластинкой. Электронные партии, специфический ритм напоминают работы диджеев, чьи песни постоянно оказываются в топе ITunes и Billboard, таких как Kygo или Zedd. Изменив звучание, группа сделала свою музыку более доступной широкой публике. Однажды Хомм сказал, что «рок должен быть достаточно тяжёлым для мальчиков и достаточно мягким для девочек». После  прослушивания альбома можно добавить «и достаточно лёгким для людей, спешащих на машине на работу». Конечно, можно винить за необычное звучание королев или благодарить за менее будоражащие и психоделические треки Марка Ронсона. Однако не стоит забывать и о своевольном характере Хомма. Не секрет, что он не только идейный вдохновитель, но и идейный дикататор группы, репрессирующий всех инакомыслящих. Таковым он некогда посчитал ныне ссыльного Ника Оливьери, который, между прочим, входил в первоначальный состав QOTSA. Как и все тоталитарные правители, Хомм любит быть в центре внимания. Например, альбом …Like Clockwork — это описание одного из тяжёлых переводов его жизни, причём мрачные и депрессивные не только слова песен, но и их звучание. Как этот калифорнийский Сталин заметил в своём интервью NME, он обожает танцевать, поэтому и альбом сделали подвижным.

Несмотря на экспериментальный подход к альбому Villains, он всё-таки был написан QOTSA, поэтому без тёмных и тяжёлых песен с крутыми гитарными партиями не обошлось. Например, в Domesticated Animals длинное гитарное соло и одна из самых качественных вокальных партий Хомма звучат так же тяжело, как у Led Zeppelin. Другим чисто хард-роковым треком является The Evil Has Landed, при этом он не уступает по драйву танцевальным композициям. Заводной ритм и барабанная партия взрывают голову. В целом, многие композиции, напоминающие предыдущее творчество группы, тоже танцевальные и подвижные, просто у них не попсовое, а скорее рокнрольное звучание, которое больше всего подходит коллективу.

Слова в песнях из Villains не помогают развить сюжетную линию и не касаются определённой темы, как это было в …Like Clockwork. Они аполитичны, несмотря на то, что среди фанатов группы ходил слух, что альбом будет создан под влиянием политической ситуации, сложившейся в Америке. К тому же, Дэвид Грол, солист Foo Fighters и хороший друг Хомма, недавно заявил, что в их новой пластинке можно будет найти много отсылок к политической кампании Трампа. Однако основатель QOTSA сказал, что музыканты старались сдерживать себя от комментариев этого «дерьма каждого дня». Встречаются песни с автобиографическими сюжетами. К примеру, в Feet Don’t Fail Me Хомм рассказывает о своей жизни до группы и о том, как рок буквально спас его жизнь.

Началом Villains, как заметил в интервью NME Хомм, было открытие для него новой, но довольно банальной для всех, жизненной философии: «не нужно ждать, важно делать всё, что ты хочешь». Так, артист решил не медлить, и вручил себя и всю группу в руки Марка Ронсона. Тот попытался адаптировать QOTSA, которые для подростков уже скоро станут такой же историей, как и королева Великобритании, к современной музыкальной действительности, когда достаточно повторять одно слово на протяжении всей песни, пританцовывая время от времени, и она взорвёт хит-парад. Оценить последнюю работу группы довольно сложно, ведь композиции получились абсолютно такими, как описывал их Хомм — подвижными, немножко электронными, более лёгкими, при этом они не звучат слишком однообразно. Пластинка очередной раз показывает, что «квины» умеют писать хорошую музыку и залужено считаются одним из самых авторитетных объединений. С другой стороны, питать надежды и ждать от Villains треков, пускай и не слишком тяжёлых, но по эмоциональному уровню равных Rated R или Like Clockwork…, тоже не стоит. Villains вовсе не провал или конец QOTS, но новое звучание, придуманное Хоммом вместе с Ронсоном, не выход на нового слушателя, а скорее не совсем удачная попытка создания фанко — хард — рокового франкенштейна, которую не стоит повторять.