«Первому игроку приготовиться» Эрнеста Клайна. Культура — наше все

hfjfКультура – штука, постоянно меняющаяся. Из века в век, от десятилетия к десятилетию, из года в год не стихают споры о ценности того или иного. На самом деле, если все эти споры в какой-то момент прекратятся, то пиши пропало, ведь тогда человечество остановится в своем развитии и… что дальше? Станет скучно или это будет тем рубежом, после которого наступит Всеобщее Счастье, Новый Эдем или как вы там называете это состояние. И ведь вопрос все равно останется незакрытым.

К чему я веду: периодически рождаются произведения, у которых появляются преданные почитатели и остаются на много лет. Такие вещи принято называть культовыми. Фильмы, кино, музыка, игры, комиксы — да что угодно. Прелесть заключается в том, что именно эти произведения начинают формировать пресловутую культуру, определять судьбу целых поколений. Локально или глобально — совершенно неважно. Каждый следующий автор, вдохновленный культовым произведением, будет стараться раскрыть тему все глубже, привнести в жанр что-то новое, стать равным тем, кто изменил его жизнь.

При этом нет совершенно ничего плохого и постыдного в том, чтобы просто поклоняться (читайте: отдавать дань уважения) тому или иному.

Вот, например «Первому игроку приготовиться» Эрнеста Клайна:

Год 2045, глобальный энергетический кризис приводит к упадку цивилизации. Тем не менее, человечество практически живет в виртуальном пространстве видеоигры OASIS, созданной гениальным геймдизайнером Джеймсом Холлидеем. Перед смертью Холлидей оставляет завещание, в котором говорится о том, что все его многомиллиардное состояние и компанию унаследует тот, кто найдет т.н. «пасхальное яйцо», которое спрятано где-то в OASIS. И миллионы игроков по всему миру отправляются на поиски клада…

Совершенно обычный киберпанк с совершенно обычной структурой мира: энергетический кризис, поголовная нищета, власть корпораций, хай-тек, лоу-лайф, в общем, как вы любите. Совершенно обычный сюжет — один из тех семи, которые принято выделять в литературе (у Польти их, конечно, тридцать шесть, но давайте возьмем другое деление): поиск. Достаточно обычным выглядит и место основного действия — виртуальная реальность.

«Зачем бы избалованному современной прозой читателю обращать свое внимание на такое обычное произведение?» — спросите вы меня, и я отвечу вам: «Культура». Клайн целиком и полностью построил свое произведение на отсылках к 80-ым. Это объясняется сюжетом: Джеймс Холлидей был фанатом культуры тех лет, и совершенно прекрасно может быть воспроизведено в месте действия, ведь в виртуальной реальности можно творить что угодно!

Еще один немаловажный аспект — злободневность темы виртуальной реальности вообще. Уже осенью 2016 в продаже появятся всякие штуки вроде Oculus Rift и подобных. И ведь они будут всего лишь «первыми ласточками» новой технологии, которая откроет следующий уровень пользовательского опыта. А при наличии таких мощных инструментов творчества типа Minecraft и постоянно растущих вычислительных мощностей, OASIS – вполне себе недалекое будущее, а?0_13a21a_7a4cc986_XXL

У «Первого игрока» достаточно много минусов, позволяющих оценить книгу как «на любителя». После первых нескольких глав, вызывающих восторг, повествование стопорится к середине — не происходит ничего, кроме душевных терзаний вчерашнего школьника. Потом росчерком пера (насколько эта фраза применима в XXI веке) действие вновь набирает обороты и уже не сбавляет до самой кульминации и финала, в котором чувствуются легкие нотки мэрисьюшности.

Возможно, если бы автор добавил детективную линию, позволив искать «пасхальное яйцо» вместе с героем, как это показалось вначале, было бы гораздо интереснее. Но читателю здесь отводится роль стороннего наблюдателя, который получает ровно столько информации, сколько необходимо для сюжета. Количество отсылок к масс-культуре восьмидесятых возрастает с каждой главой и к финалу приобретает поистинне галактический масштаб. Кажется, что некоторые из них сделаны просто чтобы были, без какой-либо повествовательной ценности.

Главный герой четко разграничивает реальность и виртуальность, отдавая себе отчет, что его персонаж это не он сам. Поэтому для него, несмотря на то что действие в основном происходит в мире OASIS, там находится все-таки «мой аватар», а не «я». Упомянутая выше мэрисьюшность финала нивелируется именно этим. Потому что живем все-таки мы сами.

Подводя итог, хочется отметить, что «Первого игрока» следует рассматривать больше в культурулогическом и немного философском аспекте, нежели в литературном. Сюжетные повороты предсказуемы, да и виртуальное пространство позволяет творить все, что угодно (как пацаны во дворе, помните: «У меня автомат!» — «А у меня магический гранатомет!»). Но некоторые моменты и отсылки заставят знающего вспомнить и ностальгически улыбнуться, а несведущего, возможно, подтолкнут к ознакомлению с первоисточником.

RPO-Harlam-Elam-12112015