Рефниада #7: Вальгалла — Сага о викинге

Мы продолжаем обзор творчества Николаса Виндинга Рефна. Не так давно стало известно, что фильм «Неоновый демон», к выходу которого приурочен проект «Рефниада», будет показан на Одесском Международном Кинофестивале. Молча завидуем жителям Одессы и ждём премьеры фильма в РФ, а пока предлагаем обзор на его седьмой фильм в карьере (и четвертый, в котором участвует Мадс Миккельсен) – «Вальгалла: Сага о викинге».

Старый друг Рефна играет грозного и загадочного викинга по имени Одноглазый, который вырывается из долгого плена своих хозяев-шотландцев и сталкивается с крестоносцами, мечтающими отправиться в Иерусалим. Вместе с ним путешествует мальчик, который говорит за могучего воина – сам же Одноглазый за весь фильм не произносит ни слова. Он отплывает вместе со своими новыми подельниками, но по пути к Святой земле они попадают в туман, который выводит их к неведомым землям.

Сам фильм разделён на 6 глав, подобно роману. Рефн рассказывал в интервью, что он вдохновлялся некой книгой из детства и некоторыми фильмами, включая «Планету вампиров» Марио Бавы и «Крота», сюрреалистический вестерн Алехандро Ходоровского. Но давайте будем честными, вечный выпендрёжник покривил душой. Только ленивый (ну или незнакомый с миром кино) человек не увидит, откуда черпал силы дядя Николас. Кстати, сразу хочется осечь тех, кто говорит, что фильм снят под влиянием «Антихриста» (видимо, из-за своей медитативности) – эти люди сами не знают, о чём говорят: оба фильма снимались и вышли в прокат почти одновременно.

Однако такие выводы отнюдь неслучайны, потому что и Рефн, и Ларс фон Триер выбрали в качестве вдохновения один и тот же источник – творчество Андрея Арсеньевича Тарковского, который, кажется, является кумиром всех скандинавских режиссёров. И если «Антихрист», мягко говоря, с именем великого советского режиссёра играется крайне вольно, то «Вальгалла» прямо-таки воссоздаёт целые сцены и кадры из фильмов Тарковского. И в первую очередь – бессмертного «Сталкера».

Посудите сами:  группа персонажей бредёт по некой таинственной и неизвестной им земле, которая явно таит в себе множество опасностей. Негласным лидером группы оказывается сильный и грозный, хоть и немой, человек, как будто за своим молчанием скрывающий некое потаённое знание. Тут можно углядеть ассоциацию с упоминавшимся «Кротом» Ходоровского, где герой тоже идёт вместе с сыном, но ведь в «Вальгалле» мальчик ещё и говорит за персонажа, будто являясь проводником этого знания, доступного его непорочной душе.

Отсылки к Тарковскому следуют и в структуре фильма, поделённого на главы (здравствуй, «Андрей Рублёв»!). Хотя немало Рефн позаимствовал также у Джима Джармуша – сама идея путешествия таинственного персонажа по загадочной земле, которое явно приведёт к его смерти, отсылает к «Мертвецу». И это то, что касается только отсылок к кино. А если мы начнём копаться в прочих «немного отсюда, горстку оттуда, кадр как там», то тут обнаружится ещё и море заимствований из литературы.

Да даже идея путешествия героев по реке и прибытия на землю, где их заведомо ждёт смерть (это не спойлер, а очевидность) – это вечный мотив всех фольклорных произведений. Тут вам и Данте, и греческий эпос, и всё те же скандинавские легенды – от «Беовульфа» до «Старшей Эдды». Сам образ героя, который молча несёт свою ношу, зная, что будет в конце пути – тут даже Библию можно спокойно приплести. Критика христианства, кстати, в этом фильме выражена весьма ярко – наивные и даже тупоголовые крестоносцы, мечтая насаждать свою великую веру на пути к Иерусалиму, выглядят как глупые дети, что заблудились в лесу. Бодрое описание их злодейств («они убили и распотрошили викингов, а тела сбросили в кучу и подожгли!») и вовсе выглядит как прямая пощёчина церкви. Герой-язычник оказывается единственным более-менее здравомыслящим во всей этой компании…

Короче, я думаю вы поняли, что «Вальгалла» — фильм не про рубилово. Рефн рассказывал, что хотел закончить фильм прибытием космического корабля и эпичной битвой, в которой принимал бы участие Одноглазый, герой Мадса Миккельсена. И, быть может, ему действительно не хватило на это денег. Но все же больше хочется верить, что режиссер осознанно продолжил гнуть свою линию, уподобляя героя эдакому «божеству» — единому для всех вер, который одинаково хорошо приживается и с язычниками-викингами, и с христианами, и даже зачем-то складывает индейский инуксук. Это такой типичный ницшеанский сверхчеловек, который возвышается до уровня Бога, идя навстречу к смерти и отринув все страсти. Недаром английское название фильма дословно звучит как «Вознесение к Вальгалле». И если в предыдущем фильме, «Бронсон», главный герой создавал Рай вокруг себя, то тут воин идёт к уже построенному Раю, единственный путь к которому пролегает через конец жизни.

Подобный образ станет главенствующим направлением для дальнейшего творчества Рефна, который он затем воплотит в героях Райана Гослинга в «Драйве» и «Только Бог простит». Поэтому можно без обиняков сказать, что «Вальгалла: Сага о викинге» — стилеобразующий фильм Рефна. И, однозначно, один из самых любопытных. Можно смотреть его как притчу, или как древний эпос, или (один из вариантов, предложенных самим Рефном) как эффект, полученный от воздействия ЛСД. Но, совершенно точно, в этом медитативном зрелище есть что-то чарующее и завораживающее.

 

75