Wolfenstein II: The New Colossus — Меньше Хэмингуэя, больше Воннегута

«Реинкарнацию» Wolfenstein студией MachineGames оценивать крайне сложно. The New Order был рискованным олдскульным, во всех смыслах, шутером от первого лица, и неожиданно хорошо поставленной драмой. Если бы мне сказали, что я буду рыдать на титрах игры про бутафорских фашистов, я бы покрутила пальцем у виска. Но именно так все и вышло. Кроме действительно выверенного и сложного шутера, первый Wolfenstein предлагал игроку невероятно цельную историю. Построена она по лекалу “Человека в высоком замке” Ф. Дика, о доминации нацистской Германии над всем миром. Не обошлись и без колонизации Луны в 60-х, гигантских роботов, супер-солдат и песен Beatles на немецком. В центре всего этого хаоса небольшая группа повстанцев во главе с самым страшным ходячим кошмаром любого немецкого солдата — капитаном Уильямом «Би Джей» Блазковичем, на совести которого тысячи убитый нацистов. Именно этим идеальным арийским профилем пугают гитлерюгентов… Сам же Блазкович крошит нацистов, потому что это “правильно”. Такая вот простая мораль. Казалось бы, в конце The New Order он приближается к этой цели, убивая генерала Вильхельма «Черепа» Штрассе — главного ученого Рейха и антагониста игры. Практически пожертвовав собственной жизнью, Блазкович лишает «Новый Режим» самых сильных фигур фюрера, завещая борьбу оставшимся членам группы. Именно на этом моменте подхватывает повествование The New Colossus.

Би Джея спасают, и спустя 5 месяцев после событий в крепости Черепа, Уильям приходит в сознание, понимая, что родную штаб-квартиру сопротивления — огромную подводную лодку «Молот Евы», все же выследила фрау Энгель (колоритная злодейка из первой части) и идет на полномасштабный штурм судна. Блазковичу в инвалидной коляске удается спасти остатки повстанческой группы, но какой ценой — партизанское движение обезглавлено (в буквальном смысле), а встать у руля приходится самому Би Джею. Это уже не тот «Блазко» из The New Order, движимый неиссякаемой ненавистью к нацистами. От старого “капитана” ничего не осталось. Нового Блазковича, бесконечно уставшего, рискующего без специально костюма распасться на части, в этом мире удерживает лишь любовь к Анне, и желание воочию увидеть собственных детей в мире свободном от любого мракобесия нацистов.

Удивительно, как среди абсолютно сумасшедших моментов со стрельбой по-македонски из двух штурмгеверов, второй части еще больше удалось поставить хорошую сентиментальную драму со здоровой долей юмора. Это просто недостижимый уровень нарратива для шутера. Чего стоит монолог Грей Уокер о ядерной бомбёжке Нью-Йорка. На сегодняшний день, никто, кроме, пожалуй, Naughty Dog, не ставит таких кат-сцен. Только теперь это касается абсолютно каждой, даже самой проходной, сцены в игре. Как-бы подсмотренные Блазковичем миниатюры из жизни каждого члена сопротивления, составляют огромное, весьма колоритное полотно повествования. Если в первой части, можно было набрать пяток действительно запоминающихся персонажей, в The New Colossus это каждый второй. Это невероятное ощущение, когда тебе не хочется сломя голову бежать по сюжету, а возникает желание исследовать абсолютно каждую деталь окружения, не пропустить ни одного диалога или записки. Это очень редкое явление для современных игр, не относящихся к жанру immersiv sim, и пробежать мимо творения шведских разработчиков — это пропустить половину удовольствия от игры. Причем само настроение повествования тоже изменилось: стало меньше, как таковой, романтизации сопротивления, и больше Воннегута в духе «Бойни номер 5».

В плане фирменного фашистского юморка, MachineGames давно переросли «тарантиновщину». По визуальной эстетике это уже «Планета страха» Родригеса: The New Colossus выдает максимально беспощадную к игроку, не стыдящуюся откровенного сюра, картинку. Некоторые сцены настолько внезапны, и откровенно безбашенны, что просто диву даешься, как такая композиция вообще может приходит кому-то в голову.

Если раньше шведы не особо заходили за стандартную для сеттинга “мочи нацистов” мораль, то во второй части видна откровенная политическая сатира, и даже некая манифестация мнения. MachineGames очень не любят ультраправых, и, не особо прячась, издеваются над ними в сюжете: здесь действительно присутствует неприкрытая анти-правая риторика, которую сложно спутать со стандартной критикой нацизма. Причем подано это все сквозь, пускай и завуалированные, но реалии нашей истории: комичные рассуждения дикси-мафии или ку-клукс-клана просто не могут не смешить… В такие моменты посещают мысли о том, что кардинально с 60-х политическая мысль в развитых странах не особо эволюционировала. Вишенкой на этом торте становится образ Грейс Уокер, которая является неприкрытым оммажем Анджеле Дэвис. Словом, тем, как сценаристы шведской студии работают с реальным историческим материалом, и вплетают это все в свой нацистский “грайндхаус” невозможно не восхищаться.

Несколько иначе обстоит ситуация с геймплеем. Создается такое впечатление, что разработчики нашли весьма работающую формулу боя и действуют по принципу «работает — не ломай». Существенно геймплей не изменился со времен оригинала. Да, он по-прежнему динамичен и в духе старой школы. Но это же ведет за собой архаичные проблемы, которых, к примеру, за счет еще более бешеной динамики, смог избежать тот же DOOM. В Wolfenstein II:The New Colossus нередки случаи бессмысленных смертей из-за ошибок очень запутанного многуровнего дизайна уровней. ИИ врагов стало на порядок лучше: они научились окружать и прятаться, но погоды это не делает. С одной стороны, тебя принуждают к стелсу на картах, которые абсолютно для этого не предназначены, с другой — ты всегда можешь “бросаться грудью на амбразуру”. Но и тут тебя ждет разочарование: враги простреливают надежные укрытия, лезут из каких-то абсолютно непонятных мест, и всячески раздражают. Тем не менее, это все еще очень веселый и жизнеспособных тир по отстрелу нацистов, который просто не особо изменился, но и ничего не поломал в работающих механиках.

Если вы достаточно уверены в своих силах, смело выбирайте уровень сложности не ниже «очень сложного» или «ультры»: только на них можно ощутить хоть какой-то вызов собственным способностям. В игре по прежнему остались перки и улучшения оружия — ведь без них не может существовать ни один уважающий себя шутер в 2017 году. Это приятные бонусы, но не более. Ведь вся прелесть Wolfenstein II как раз в постановке экшена, который полностью подчиняется нарративу, а не наоборот. Ради такого можно стерпеть многие мелкие косяки в геймплее.

Когда ты играешь в новый Wolfenstein II, осознаешь одну очень прискорбную вещь — в наше время таких проектов невероятно мало. Это коммерчески невыгодный продукт, ведь в нем нет лутбоксов, нет мультиплеера, она довольно короткая, в ней нет репетитивности геймплея. The New Colossus — это штучный продукт, вымирающий вид игр. Даже не самих игр, а, как такового, подхода к играм. Олдскульной философии в разработке, когда твоей задачей становится сделать запоминающуюся игру, в которой ты что-то хочешь сказать миру, а не просто подсчитать прибыль с продаж. Делать что-то вопреки реалиям индустрии, и “по кайфу” в 2017 году, когда бюджеты игр раздуты, а риски с их производства просчитываются до мелочей — это вызывает, как минимум, уважение. Wolfenstein II: The New Colossus прекрасная игра с мастерски написанной историей послужит прекрасным развлечением на несколько вечеров не только для любителей пострелять, но и для тех, кто просто хочет узнать новую и интересную историю.