Бойлерная #10: Транс

Мы завершаем наш разговор о творчестве Дэнни Бойла. Мы уже опубликовали рецензию на сиквел «На игле», к которому и приурочена #Бойлерная, «Стива Джобса» мы рецензировать по второму разу не будем. Поговорим о картине «Транс», с которой у меня когда-то началось знакомство с британским постановщиком.

Молодой аукционер Саймон (Джеймс МакЭвой) зависим от азартных игр. Он хочет расплатиться с долгами и поэтому объединяется с группой криминальных элементов, возглавляемых французом Фрэнком (Венсан Кассель), чтобы похитить картину «Ведьмы в воздухе» Франсиско де Гойи. Казалось бы, всё проходит успешно, но вот незадача: в ходе ограбления главный герой получает по голове и из-за амнезии забывает место, куда он спрятал картину. Разумеется, грозный бандит ни за что не отпустит Саймона просто так, а потому силой записывает его на сеансы психотерапии к девушке по имени Элизабет (Розарио Доусон).

Мало кто знает, но изначально история, на которой завязана фабула «Транса», была основой для телевизионного фильма 2001 года с одноимённым названием. Его можно не смотреть, оригинал значительно уступает своему вольному ремейку. Хотя бы потому, что заявленный сюжет в духе «Аферы Томаса Крауна», только с гипнозом, банален донельзя и преподнесён скудно, в отличие от разухабистой картины Дэнни Бойла. Он объединился с драматургом Джоном Ходжем, который писал сценарии к «Неглубокой могиле» и «На игле», и выдал полотно, по визуальному наполнению близкое к стилистике самого Гойи.

Манера испанского сюрреалиста буквально выпирает из каждого кадра, но только как если бы художник решил рисовать в жанре нео-нуара. Половину фильма занимают многочисленные флэшбеки, сновидения и просто разные мимолётные образы. Ощущение, что зрителя намеренно вводят в топкое болото, в котором смешались правда и галлюцинации от гипноза, не покидает ни на секунду. Подкрепляет это дело залихватский саундтрек, традиционно представляющий бодрую мешанину из всего на свете. Весь фильм напоминает фирменный бойловский наркотический трип, только здесь в качестве наркотика для главного героя выступают не сами вещества, а их аналоги.

И речь идёт не только об азартных играх и деньгах, которые вынуждают Саймона пойти на преступление. Если есть слово «нуар», то обязательно будет женщина, скорее всего, роковая. В «Трансе» роль таковой выполняет Розарио Доусон, которая, то ли во время съёмок, то ли сразу после них, стала возлюбленной и самого Дэнни Бойла. Сразу можно понять, что с нею в этой истории не всё так чисто. Посредством гипноза она начинает выворачивать ситуацию наизнанку, движимая какими-то своими мотивами. Доусон красивая, с внушительной фигурой, большими выразительными глазами и томным взглядом, который просто необходим для настоящей женщины-вамп.

К сожалению, несмотря на фантастически красивый визуальный ряд и общую атмосферу, к финалу магия сюрреалистического путешествия по задворкам сознания Саймона испаряется, а история оказывается достаточно банальной. Бойл и Ходж приготовили ряд неожиданных поворотов сюжета, которые закидывают в открытый от удивления рот зрителя. Но надежда на то, что развязка окажется какой-то до жути сногсшибательной, испаряется. Обнаруживается, что история только пытается казаться увлекательной, на деле же за многочисленными наслоениями различных вариантов реальности скрывается односложная история одержимости женщиной.

Складывается ощущение, что всю эту гойевскую красотищу Бойл снимал только ради одной сцены, когда Розарио Доусон оголяется с ног до головы и демонстрирует аккуратно подбритый лобок, услужливо подмеченный камерой оператора. Несмотря на визуальное превосходство, «Транс» оказывается увлекательным, но до жути неоригинальным фильмом. Особенно неоригинальным для Бойла. От автора «28 дней спустя» и «127 часов» ждёшь чего-то более интересного, нежели нагромождения сюрреалистической палитры и не слишком оригинального триллера, замаскировавшегося чуть ли не под ещё один «Мементо».